Главная     Контакты     Карта сайта     О сайте  

ИСТОРИЯ

Хронология

Краткая история обители

Изучение истории монастыря

План-схема монастыря

Монастырский комплекс

Календарь
памятных дат

ПЕРСОНАЛИИ

Прп. Антоний Краснохолмский

Игумены монастыря

Патриарх Иоасаф II

игумен Анатолий (Смирнов)


кн. Андрей Угличский

инокиня Марфа (Романова)

А.К. Жизневский

архиеп. Димитрий (Самбикин)

В.З. Исаков

ИСТОЧНИКИ

Источники

Монастырские летописцы

Летописец

Перевод Летописца

Синодик

ЛИТЕРАТУРА

Список научных работ

Тверской патерик

Библиотека

ФОТО И ВИДЕО

Фотогалерея

Видеофильмы

КОНТЕКСТ

Бежецкий Верх в XV в.

Приходское духовенство Новгородской земли (XV - начало XVI вв.)

Повседневная жизнь русского средневекового монастыря

Монашество и монастыри в России XI-XX века: Исторические очерки

Церковь Зосимы и Савватия
в деревне Слобода

Красный Холм
в XVIII в.

Аналогии

Ссылки

Тарасова Наталья

КРАСНОХОЛМСКИЙ ИГУМЕН ИОАСАФ II:
от провинциального настоятеля до Патриарха Московского и всея Руси

Хроника жизни и деятельности

  • 1647—1654 гг. — игумен Николаевского Антониева монастыря (Краснохолмский район Тверской области);
  • 1654—1656 гг. — архимандрит Рождество-Богородичного монастыря во Владимире;
  • 1656—1667 гг. — архимандрит Свято-Троицкой Сергиевой Лавры (Московская область);
  • 1667—1672 гг. — Патриарх Московский и всея Руси.

Сведений об Иоасафе сохранилось крайне мало. В списке игуменов Николаевского Антониева монастыря указан отцом Анатолием (Смирновым) под №29 с римской цифрой «II», поскольку до него в XVI столетии монастырем тоже управлял игумен Иоасаф. Как игумен установлен Анатолием по документам монастырского архива без ссылок на источники. Дата настоятельства в монастыре определена конкретно, но также без указания на исторические источники.

О том, что Иоасаф был родом из города Торжка, сообщается П.М. Строевым в издании «Списки иерархов и настоятелей Российской церкви», где он назван Иоасафом «Новоторжцем». В книге «Монастыри и приходские церкви г. Торжка и их достопримечательности» Иоасаф также назван «новоторжским уроженцем». В этом же издании упоминаются и вклады Иоасафа в Новоторжский Борисоглебский монастырь в период патриаршества, что косвенно указывает на особую связь Патриарха с Новоторжским монастырем. Известно, что в 1669—1670 годах в Борисоглебском монастыре была построена церковь Введения Богоматери во храм, и строил ее патриарх Иоасаф. В 1671 году в монастырь патриархом Иоасафом II был пожалован ковер для проведения настоятелем церковных служб. Вероятно, в Новоторжском Борисоглебском монастыре Иоасаф принял монашеский постриг, возможно, что до 1647 года даже был в нем настоятелем. Однако, отец Анатолий считал, что до поставления своего игуменом Николаевского Антониева монастыря Иоасаф подвизался несколько лет в обители, поскольку назначение его настоятелем произошло по желанию братии монастыря. В 1646/7 году о том «бил челом» в Москве монастырский старец Варсонофий (Вельяминов). В несохранившемся Краснохолмском монастырском синодике 1685 года за родом патриарха Никона был указан род патриарха Иоасафа. Делал ли Иоасаф II вклады в Николаевский Антониев монастырь, пока неизвестно. Зато известны три царские грамоты, в которых Иоасаф упоминается как игумен Антониева монастыря: «Послушная грамота», данная в 1649 году монастырю на «вотчину пустошь Еремино»; грамота 1654 года, данная относительно снятия с монастыря взноса за сбор таможенных пошлин на ярмарке у Спаса на Холму; грамота 1682 года, подтверждающая права монастыря по грамоте 1654 года.

Впрочем, в том, что между этими двумя монастырями в лице их насельника существовала связь, нет ничего необычного: Торжок, как и Городецко (современный город Бежецк Тверской области) — центр Бежецкого Верха, где располагался Николаевский Антониев монастырь, — до середины XVIII века принадлежал Новгородской епархии.

Став в 1647 году игуменом Николаевского Антониева монастыря, Иоасаф продолжил восстановление обители, начатое предыдущими настоятелями после 1616 года. А средства требовались немалые. Было принято решение подтвердить и увеличить льготы монастыря относительно своего экономического села Спас на Холму (ныне город Красный Холм Тверской области). В селе ежегодно проходила крупная торговая ярмарка, которая давала приличный доход государственной казне и местному чиновничьему аппарату. Поскольку село было монастырским, то игумен мог просить право на сбор каких-либо пошлин только в пользу обители. В данном случае речь шла о сборе таможенных пошлин с товаров и торговцев, что, бесспорно, должно было значительно пополнить монастырскую казну. В средневековье такого рода права были весьма выгодным доходным предприятием, потому многие, в т.ч. и градские воеводы, старались их заполучить. В 1654 году Иоасаф и испросил у царя Алексея Михайловича, чтобы окладная сумма за право сбора таможенных пошлин у Преображенья Спасова на Холму, ранее вносимая монастырем ежегодно в Приказ Большого Прихода и частично отдаваемая местным чиновникам, оставалась теперь в пользу монастыря. Удовлетворение ходатайства позволило восстанавливавшемуся монастырю получать дополнительные и весьма немалые средства на свои нужды. По всей видимости, получаемых средств хватило для возобновления Вознесенской церкви, все еще стоявшей после польско-литовского нашествия с разоренными престолами (перестроена в 1690-е годы, частично сохранилась).

В том же в 1654 году Иоасаф был возведен в сан архимандрита и переведен в Рождественский монастырь во Владимире.

В 1656 году Иоасаф назначается архимандритом Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Известно два лаврских книжных вклада настоятеля: под 1662 годом — рукописный орнаментированный крюковой Стихарь, и под 1664 годом — печатное Евангелие. В период духовного руководства Лаврой происходит личное знакомство и сближение Иоасафа с царем Алексеем Михайловичем.

Будучи архимандритом Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, Иоасаф принимал участие в Большом Московском Соборе (1666—1167 гг.) и в соборном суде над патриархом Никоном. Сохранились его подписи в документах Собора. Участником событий, с последующим подписанием акта о низложении Никона, был и архиепископ Иоасаф Тверской и Кашинский (1657—1676 гг.), из-за чего иногда возникает путаница в идентификации личности будущего Патриарха.

Во время работы Собора по желанию царя Алексея Михайловича, при участии патриарха Александрийского Паисия и патриарха Антиохийского Макария, 12 зарубежных и 17 русских архиереев, архимандрит Иоасаф 31 января 1667 года из числа трех кандидатов был избран Патриархом Московским и всея Руси. А 10 февраля поставлен на Патриарший престол с именем Иоасафа II (патриарх Иоасаф I — 1634—1640 гг.). Данное событие было отмечено Симеоном Полоцким стихотворным «Приветствием новоизбранному патриарху», которое впоследствии поэт включил в свой «Рифмологион» (ГИМ, Синодальное собрание №287). Царь Алексей Михайлович отдал предпочтение лаврскому архимандриту Иоасафу, поскольку тот уже был «тогда в глубочайшей старости и недузех повседневных». Такой выбор свидетельствовал о том, что Алексей Михайлович не хотел видеть во главе Русской Церкви деятельного и независимого человека, каким был патриарх Никон. Но не все было так однозначно.

В 1667 году Иоасаф II, уже в качестве патриарха, продолжил участвовать в работе Большого Московского Собора, на решения которого он влиял мало — его голос был вторым после греческих патриархов. Почетное председательство на Соборе принадлежало то восточным патриархам, то — Иоасафу II. Постановления этого собора разнообразны по форме: одни в виде правил, другие в виде ответов на вопросы, третьи в виде толкований; одни изложены от лица всего собора, другие от лица только восточных патриархов Паисия и Макария, но приняты собором. Сначала все постановления писались отдельно на особых свитках и скреплялись подписями, а потом все были переписаны в одну «Книгу Соборных деяний». В «Книге» все постановления расположены в виде XI глав и вновь подписаны отцами церкви. При собрании постановлений и разделении их на XI глав не руководствовались ни хронологической последовательностью, ни планом.

Большой Московский Собор осудил патриарха Никона, осудил некоторые его распоряжения и действия, решил вопрос о ставленниках, рукоположенных Никоном, о монастырях, им построенных, но не осудил важнейшего из его деяний — исправления церковных книг. Напротив, вполне одобрил и утвердил для всеобщего употребления исправленные по его распоряжению и уже напечатанные книги. А вот тех, кто не хотел принимать этих книг и из-за них хулил Церковь, называя ее еретическою, отказываясь ей повиноваться и чрез то самовольно отделяясь от нее, осудил. Таким образом, на Большом Московском Соборе 1667 года произошло окончательное отделение старообрядцев от Церкви, закрепившее раскол. Собор вынес общую анафему на всех последователей раскола и постановил по примеру древней Церкви общее правило — подвергать их наказанию не только по церковным, но и по «градским» законам. В частности, Собор повелел предавать их «градскому суду», то есть подвергать уголовному преследованию со стороны государственных властей. Патриархом Иоасафом II была подписана «Увещательная грамота к приверженцам старых обрядов», весьма строгая по своему содержанию. Кроме того, в 1668 году патриарх Иоасаф II издал весьма жесткие определения, согласно которым повелевалось священников, отказывавшихся служить по новым богослужебным книгам, лишать приходов и предавать суду, а просфорниц, продолжавших выпекать просфоры с восьмиконечным крестом, отправлять на покаяние в монастыри. Одна из трагичных страниц этого времени — многолетняя осада Соловецкого монастыря царскими войсками и последующая жестокая расправа над зачинщиками Соловецкого бунта (1667—1676 гг.).

На Большом Московском Соборе при патриархе Иоасафе II были приняты решения о неподсудности духовенства мирским судам, о неперекрещивании латинян при обращении их к православию, о разрешении священнодействовать и вдовым священникам, об обязательном обучении детей священников грамоте. Собором предписывалось поддерживать порядок в храмах; в центре иконостаса вместо Господа Саваофа изображать распятие Христа Спасителя. Решениями Собора был запрещен переход монахов из одного монастыря в другой или на самовольную жизнь в миру. Собор также установил достаточно длинный период послушничества, после которого разрешался постриг. В отдельных решениях Большого Московского Собора отразилось укрепление системы крепостного права. Собор повелел лишать сана и монашества и возвращать владельцам тех крепостных, которые приняли рукоположение или монашеский постриг без разрешения хозяина (беглых холопов и крестьян). Крепостной крестьянин, рукоположенный в сан с разрешения хозяина, становился свободным, но должен был служить в поместье своего владельца, а его дети, рожденные до рукоположения, оставались крепостными. Отдельно оговаривалось, что лица, которые постригли в монашество крепостных людей, не имевших отпускной грамоты, могут быть извержены из сана.

Надо отметить, что подавляющее большинство грамот, воззваний и посланий патриарха Иоасафа II носили официальный характер и нередко составлялись другими лицами. Значительная часть грамот, подписанная Иоасафом II, неотделима от определений Большого Московского Собора, многие из которых впоследствии печатались в качестве приложения к «Служебнику» (1667—1668 гг.). Став патриархом, Иоасаф II, насколько мог, заботился о приведении в исполнение соборных постановлений. Фактически он стал первым, кто начал преобразования в богослужении и духовной жизни страны, узаконенные Большим Московским Собором 1666—1667 годов.

При патриархе Иоасафе II в 1668 году в виде грамоты трех патриархов (Иоасафа II, Паисия Александрийского и Макария Антиохийского) была издана «Выписка от Божественных Писаний о благолепном писании икон и обличение на неистово пишущих оныя». Она предписывала сохранять традиционный канон при написании икон. Первосвятителю принадлежит послание, обращенное к крупнейшему русскому иконописцу того времени — Симону Ушакову. Патриарх Иоасаф II осуждал наметившуюся в русской иконописи тенденцию к заимствованию изобразительных средств, свойственных западноевропейской живописи. В 1669 году была разослана еще и государева грамота, упорядочивавшая «иконописное дело» и находившаяся в тесной взаимосвязи с грамотой патриаршей.

Большой заслугой патриарха Иоасафа II в области оздоровления и активизации пастырской деятельности русского духовенства следует отметить предпринятые им действия, направленные на то, чтобы восстановить традицию произнесения проповеди за богослужением, которая к тому времени на Руси почти угасла. Среди принятых патриархом Иоасафом II мер, направленных на упорядочение церковной жизни, следует отметить указ, который запрещал признавать нетленные человеческие останки святыми мощами без их достоверного освидетельствования со стороны церковных властей. Наводя порядок в делах церковных, Патриарх также обратил внимание на то, что клирики носят самые различные одеяния, а потому предписал священнослужителям впредь одеваться строго единообразно. Патриарх также запретил священнослужителям принимать участие в свадебных торжествах, если они сопровождались скоморошьими игрищами и другими малопристойными увеселениями. Для повышения благочестия среди церковного народа патриарх Иоасаф II издал ряд определений, которыми запрещалось работать, торговать и вершить суд в дни крупнейших церковных праздников.

Уделял Иоасаф II внимание миссионерской деятельности, особенно на окраинах Российского государства, которые только начинали осваиваться на Крайнем Севере и в Восточной Сибири, в Забайкалье и бассейне Амура, вдоль границы с Китаем. По благословению Иоасафа II близ китайской границы, в четырех километрах выше Албазинского острога (ныне село Албазино в Сковородинском районе Амурской области), старцем священноиноком Гермогеном в 1671 году был основан Спасский монастырь, разрушенный через несколько лет после своего основания маньчжурами. Главной достопримечательностью обители была икона «Слово плоть бысть» с изображением чревоношения Богоматерью Богомладенца, которая почиталась как чудотворная. В настоящее время эта икона находится в новом Благовещенском кафедральном соборе.

Во исполнение высказанного на Большом Московском Соборе пожелания об увеличении количества епархий в Русской Церкви при Иоасафе II было решено учредить епископские кафедры в Ржеве, на Белеозере и в Дмитрове; архиепископские кафедры в Нижнем Новгороде и Великом Устюге; епископии, уже существовавшие в Чернигове и Коломне были возведены в архиепископии. Затем с соизволения государя Алексея Михайловича (если не по его личному желанию) возведены на степень митрополий архиепископии: Астраханская, Рязанская, Тобольская. Учреждена новая митрополия в Белгороде, куда митрополитом был назначен известный сербский митрополит Феодосий, проживавший в Москве при Архангельском соборе. Под духовное окормление белгородских архиереев была передана Слободская Украина с размещенными на ее территории казачьими полками и поселениями государевых стрельцов. Утверждено архиепископство во Пскове. Было решено учредить архиепископские кафедры в Архангельске и на Холмогорах. Утверждена епископская кафедра в Вятке, и было принято решение учредить такие же кафедры в Перми, Томске и на Лене. Однако это постановление не было реализовано в полном объеме. Большой Московский Собор принял решение о создании только двух епархий: была восстановлена закрытая Никоном Коломенская кафедра и создана Белгородская. Активная работа по реформированию церковного устройства Руси началась лишь при царе Феодоре Алексеевиче, но шла с большим трудом, в частности потому, что умножение числа кафедр предполагало потерю части доходов «старыми» архиереями. В деяниях Собора говорилось также о разделении территории Русской Церкви на ряд митрополичьих округов по греческому образцу, однако и этот проект не был осуществлен. Большой Московский Собор принял определение о необходимости собирать два или, в крайнем случае, один раз в год Собор в Москве для обсуждения и решения текущих церковных дел. Но из-за удаленности многих епархий от центра и плохих дорог осуществить это было практически невозможно. В последующие годы сложилась практика пребывания в Москве по полгода, а иногда по году «чередных» архиереев, участвовавших в Соборах.

В патриаршество Иоасафа II в Русской Церкви продолжалась обширная книгоиздательская деятельность. Московским печатным двором были напечатаны «Поучения» преподобного Ефрема Сирина (1667); «Служебник» (1667, 1668, 1670); «Богослужебное Евангелие» (1668); «Архиерейский Чиновник» (1668); «Чин освящения антиминса» (1668); «Следованная Псалтырь» (1669, 1671); «Триодь цветная» (1670); «Поучение святительское к новопоставленному иерею» (1670); «Апостол» (1671); «Требник» (1671); «Большой катехизис» и «Малый катехизис». В 1667 году вышли в свет «Сказание о соборных деяниях» и «Жезл правления» (1668, 1753), написанный Симеоном Полоцким для обличения старообрядческого раскола. Архимандрит Макарий (Веретенников) отмечает, что это была первая книга московского Печатного двора, вышедшая при патриархе Иоасафе II.

Изображения патриарха Иоасафа II имеются в «Царском Титулярнике» 1672 года, а также его копиях, датируемых 70-ми годами XVII – началом XVIII века.

На патриаршем престоле Иоасаф II пробыл пять лет. Перед своею кончиной он написал прощальную грамоту, в которой оставляет всем мир, прощение и благословение. Скончался Патриарх 17 февраля 1672 года и похоронен в Успенском соборе Московского Кремля.

Сохранилась «Книга чиновная о поставлении Московскаго и всея России патриарха Иоасафа», написанная скорописью XVII века. С 1 по 12 листы – описание избрания, наречения и поставления в патриархи, далее следует описание выдающихся событий в жизни патриарха, посещений, обедов, жалований. Заканчивается книга описанием кончины и погребения патриарха, списками настольной и духовной патриарших грамот (РГИА. Ф. 834. Оп. 1. Д. 1031).

 

Публикация подготовлена автором для Официального сайта Тверской митрополии 10.04.2019.

 

Иллюстрации:

Святейший Патриарх Москковский и всея Руси Иоасаф II. Портрет из "Царского Титулярника" 1672 года. Оригинал оцифрован РГАДА, см. слайд 96.

Шилов В.В. Святейший Патриарх Москковский и всея Руси Иоасаф II. Холст, масло, 80х60 см.

 

Видео-проект "Русские Патриархи" от Cедмица.RU: Церковно-Научный Центр «Православная Энциклопедия».

 

Использованные публикации:

  1. Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря Весьегонского уезда Тверской губернии Тверь, 1883. С. 45.
  2. Белоброва О.А. Иоасаф II // Словарь книжников и книжности Древней Руси. СПб., 1993. Вып. 3. Ч. 2. С. 80— 82.
  3. Белоброва О.А. Иоасаф II // Труды Отдела древнерусской литературы. Л., 1985. Т. XL. С. 97—99.
  4. Большой Московский Собор 1666—1667 гг. // Православная Энциклопедия. Т. 5. М., 2002. С. 679—684.
  5. Грамоты Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря / Подготовили к печати: священник В. Некрасов, А. Мирожин, А. Петропавловский и преп. семинарии М. Рубцов. Издание Тверского епархиального историко-археологического комитета. Тверь, 1904. С. 25–27, 35–36, 42–44.
  6. Доброклонский А.П. Руководство по истории Русской Церкви. М., 2001. С. 345—346.
  7. Жизневский А.К. Древний архив Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря. М., 1879. С. 65—66.
  8. [Иванов И.А.] Краснохолмский синодик // Журнал 95 заседания ТУАК 17 февраля 1904 года / Под ред. И.А. Виноградова. Тверь, 1907. С. 27.
  9. Иоасаф II, Патриарх Московский и всея Руси // Официальный сайт Московского Патриархата
  10. Колосов И.М., священник. Новоторжский Борисоглебский монастырь. СПб., 1890. С. 72, 74.
  11. Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской Церкви. В 12 тт. М., 1994—1996. Т. 12. С. 760—792.
  12. Макарий (Веретенников), архимандрит. Всероссийский Патриарх Иоасаф (1667—1672) // Альфа и Омега. 2005. № 3(44).
  13. Монастыри и приходские церкви г. Торжка и их достопримечательности / [Сост. архиепископ Димитрий (Самбикин)]. Тверь, 1903. С. 14, 15, 21, 23.
  14. Петрушко В.И. Патриарх Иоасаф II // Православная беседа. М., 2009. №1. С. 68—72.
  15. Полознев Д.Ф. Московские Патриархи Иоасаф II, Питирим, Иоаким и Адриан // Макарий (Булгаков), митрополит. История Русской Церкви. Т. VII. М., 1996.
  16. Православная энциклопедия: официальный сайт церковно-научного центра «Православная Энциклопедия». [Электронный ресурс]. 1998 – 2016. Режим доступа: http://www.pravenc.ru/text/578114.html. (дата обращения: 21.07.2016).
  17. Русский биографический словарь / Под ред. А.А. Половцова. Т. 8. М. 1897. С. 296–298.
  18. Сенин С.И. Бежецкий монах на Патриаршем престоле // Тверские ведомости. 2002. № 68 (1306).
  19. Станиславский А.Л. Краткий летописец XVII в. // Летописи и хроники. Сб. статей. М., 1984. С. 236.
  20. Строев П.М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской Церкви. СПб., 1877. C. 7, № 23, 139–140, 459, 663.
  21. Шамин С.М. Иоасаф II // Православная энциклопедия. Т. 25: Иоанна деяния — Иосиф (Шумлянский). М., 2015. С. 213–217.

Опубликовано: Тарасова Н.П. Бежецкий монах на Патриаршем престоле // Обитель преподобного Антония (историко-краеведческий альманах «Бежецкий край») / Под ред. Е.И. Ступкина. Бежецк: «Ванчакова линия», ОАО «Тверская областная типография», 2014. № 10. С. 100—107; Тарасова Н.П., Сорокин В.Н. Свет миру: Настоятели Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря. 1461–1920 гг. (Материалы к биографиям). Бежецк–Тверь: Тверской государственный университет, 2017. С. 79—81.

 

 

2009 - 2019

 

Hosted by uCoz