Главная     Контакты     Карта сайта     О сайте  

ИСТОРИЯ

Хронология

Краткая история обители

Изучение истории монастыря

План-схема монастыря

Монастырский комплекс

связи с Петербургом

Монастырь сегодня

Календарь
памятных дат

ПЕРСОНАЛИИ

Прп. Антоний Краснохолмский

Игумены монастыря

патриарх Иоасаф II

игумен Анатолий (Смирнов)


кн. Андрей Угличский

инокиня Марфа (Романова)

А.К. Жизневский

архиеп. Димитрий (Самбикин)

В.З. Исаков

ИСТОЧНИКИ

Монастырские летописцы

Летописец

Перевод Летописца

Синодик

ЛИТЕРАТУРА

Список научных работ

Тверской патерик

Библиотека

ФОТО И ВИДЕО

Фотогалерея

Видиофильм

Аналогии

КОНТЕКСТ

Бежецкий Верх

Красный Холм
в XVIII в.

Новости сайта

Наши баннеры

Ссылки

 

Краткая история обители

Статья составлена к.и.н. С.В. Алексеевой, Н.П. Тарасовой.

стория Николаевской Антониевой обители на сегодняшний день еще не написана, во всяком случае, она не отражена в литературе так ярко, полно и интересно, как того заслуживают почти пять с половиной веков ее существования. Тому можно назвать несколько причин.

Во-первых, в послереволюционное время Николаевский Антониев монастырь был разорен и разрушен, не проводилась музеефикация его объектов, не собирались материалы и сведения по его истории. Как архитектурные шедевры монастыря, так и сама память о нем оказались ненужными и невостребованными.

Во-вторых, на данный момент в научный оборот введен сравнительно ограниченный круг письменных источников, рассказывающих о монастыре. Практически все, кто обращается к прошлому обители, опираются на свидетельство «Летописца о зачатии Бежецкаго Верха Николаевского Антониева монастыря…», повествующего об основании монастыря и раннем периоде его истории, а также на сведения, приведенные в «Историческом описании Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря…», составленном игуменом Анатолием (Смирновым) и изданном в Твери в 1883 году.

В-третьих, сравнительно недавно произведенные археологические работы на территории обители (90-е гг. XX века) еще, видимо, не приняты во внимание должным образом ни научной общественностью, ни властями.

Потому мы сегодня немного знаем из истории Николаевского Антониева монастыря. Согласно Летописцу, он был основан в конце XV века старцем, пришедшем, вероятно, из прославленной Кирилло- Белозерской обители, так как монастырский летописец указывает, что преподобный Антоний был из «страны Белозерския». Оказавшись в городе Городецк Бежецкого Верха (пограничье новгородских и тверских земель), старец занемог. По излечении от болезни он решил поселиться недалеко от города в уединенном месте. К нему стали стекаться люди, вскоре собралась братия, и возник монастырь.

Монастырский Летописец основную роль в устроении обители отводит местным боярам Нелединским-Мелецким. Но, анализируя политическую ситуацию конца XV века, более вероятно предположить участие князя Андрея Большого Угличского в создании монастыря на землях его удела.

Андрей Большой - младший брат Ивана III, создателя единого Русского государства, строителя московского Кремля - тоже являлся весьма заметной фигурой на политической арене того времени. И, скорее всего, только князю, а не местным боярам-вотчинникам было по силам выстроить такой мощный и выдающийся по своим архитектурным показателям храм, как Никольский собор Антониева монастыря. Таким образом, версия В.П. Выголова о покровительстве Андреем Угличским строительству новой обители в его землях выглядит правдоподобной. Причем, основание обители в 1461 году совпадает с получением Бежецкого Верха в наследственное владение этого местного правителя (1462 г.). В церковном управлении Бежецкий Верх (Бежецкая пятина или Бежецкий ряд), а, следовательно, и монастырь зависели до 1776 года от Новгородской кафедры (подавляющее число игуменов Антониева монастыря были выходцами из новгородских монастырей; согласно старинным расходным книгам монастыря, в XVI – XVII вв. Николаевский Антониев монастырь жил по общежительному монастырскому уставу, введенному в монастырях Новгородской епархии архимандритом Новгородским Макарием в княжение Василия III).

Наличие в Николаевском Антониевом монастыре уже в XV-XVI веках двух каменных строений (главного Никольского храма с пределом и церкви св. влкм. Димитрия Солунского с трапезной), богато украшенных икон, разнообразной богослужебной утвари, богатых священнических облачений и богослужебных книг (имелось 11 напрестольных Евангелий, часть которых была украшена золотом, серебром и бархатом), значительных земельных наделов и различных монастырских служб (среди которых мельничные и «солодяничные») ставят его в один ряд с крупнейшими обителями того времени.

XVI – XVII века – это время активного развития, если не расцвета, Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря. В обитель вносят пожертвования как местные землевладельцы, так и представители именитых боярских родов (среди вкладчиков монастыря были кн. Андрей Большой Угличский, бояре Нелединские, архим. Новгородского Юрьева монастыря Варфоломей, Бутурлины, Шереметевы, Годуновы). За счет передачи в собственность монастыря сел и деревень растет его вотчина (в 1564 г. монастырь имел 149 деревень, а в них 215,5 вытей), усиливается его экономическое благосостояние и влияние в крае. На территории обители возникают новые здания (в конце XVI века строится церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы, тоже с трапезную и с разными службами; устраивается трехпрестольная надвратная церковь в честь Вознесения Господня, св. влкмч. Димитрия Солунского и св. благ. кн. Бориса и Глеба - последняя в 1650 г. переосвящена в честь Алексия человека Божия; некоторые другие церкви, каменные кельи и ограда, и прочие постройки), формируется Некрополь монастыря. С конца XVII века в монастыре учреждена архимандрия (или архимандрития – наиболее почетная среди монашеских обителей сановная степень), хотя, вероятно, и не без усердного ходатайства его влиятельных вкладчиков.

Но XVI век принес для земель Бежецкого Верха, на территории которого находился монастырь, и разорение и беды. Войско опричников Иоанна IV Грозного прошлось темной волной по этим землям, неся смерть многим местным землевладельцам и их людям. Хотя позднее богобоязненный правитель не раз жертвовал в обитель преп. Антония богатые дары, в том числе и на поминовение убитых им «опальных людей» (например, 12 небольших икон в серебряных окладах). Кроме того, последняя треть XVI столетия ознаменовалась сильнейшим экономическим кризисом, вызванным не только рядом социально-экономических причин, но и эпидемией, и неурожаем. И как следствие имел место резкий демографический спад и значительное запустение земель. Уже в конце XVI века наметилась тенденция сокращения численности населения монастырских вотчин, уменьшилось число братии, многие монастырские деревни превратились в пустоши.

XVII век – смутное время в истории России. Польские интервенты поставили под угрозу сохранение русской государственности и культуры. Локально отразились страшные события того времени и на истории монастыря, стоящего среди лесов у впадения реки Могочи в реку Неледину. От ватаг разбойничьих шаек казаков и поляков монастырские власти пытались откупиться деньгами, но сберечь монастырь и его вотчины от разорения все же не удалось. А в 1611 г. произошла трагедия: монахи были убиты (в старинном синодике записано 26 убиенных монахов), монастырские села и деревни сожжены. Лишь во второй половине XVII столетия начинается постепенное возрождение монастыря и его владений. По переписи 1678 года за монастырем значилось с селами и сельцами 103 селения, которые насчитывали 614 дворов (вероятно, Николаевский Антониев монастырь относился к разряду крупных монастырей, которые насчитывали от 100 до 1 000 крестьянских дворов). Однако в XVII веке государственная политика по отношению к монастырям строилась с учетом социальных требований дворянства и потребностей самой власти, прежде всего финансовых, поземельных, дворцовых, военных и прочих. Поэтому главным направлением политического курса правительства становится учет церковных вотчин и крестьянских в них дворов, контроль над монастырскими имуществами, доходами и расходами монастырей.

Особенности жизни и развития Николаевского Антониева монастыря в XVIII – XIX веках укладываются в общий контекст отечественной истории, сведения о которых можно найти в доступной исторической литературе. Скажем только, что в этот период проводилось дальнейшее архитектурное благоустройство обители: строились и перестраивались монастырские стены и башни, братские и настоятельские кельи; благоустраивался, поновлялся и видоизменялся храмовый комплекс; расширилась площадь монастыря. Наибольшее число людей, находящихся на содержании монастыря, пришлось на 1720-е годы: монашествующих насчитывалось 72 человека (в т.ч. 10 иеромонахов) и прочих служителей – более 100 человек. По первой переписи (ревизии) населения, проведенной в 1722 году, за монастырем числилось 4 031 душ мужского пола, а по третьей – 1762 года – 4 620 душ. Во владении монастыря находились скотный двор, на котором содержались козы, лошади, коровы и быки, овцы и ягнята, 5 мельниц, несколько подворий (в т.ч. Николаевский Антониев монастырь участвовал в строительстве подворья для новгородских архипастырей и настоятелей в Санкт-Петербурге – т.н. Семибратского подворья, располагавшегося на 1-й линии Васильевского острова), приписной монастырь и 2 пустыни, земельные угодья. Однако с началом государственных преобразований Петра I, которые затрагивали и церковно-монастырскую сферу, хозяйственное благосостояние Николаевского Антониева монастыря начало постепенно понижаться. Росло государственное налогообложение, росло число «доимочных платежей», кроме того, монастырь был обложен различными церковными сборами. Баланс между доходами, расходами и налогообложением в хозяйственно-экономической жизни Николаевского Антониева монастыря был нарушен настолько, что в 1724 году новгородский архиерейский дом взял его под свою опеку, а фактически приписал его к себе. Только в 1727 году, по прошению сановитых и именитых монастырских вкладчиков (среди которых был сенатор Ю. С. Нелединский-Мелецкий), Антониеву монастырю были возвращены и самостоятельность и архимандрития. Но уже реформа Екатерины II (1764 г.), направленная на перевод всей монастырской собственности в государственную, лишила в числе прочих и Николаевский Антониев монастырь былого значения крупнейшего землепользователя, хотя по штатам он и был включен в число монастырей 2 класса (на 1766 г. монастырю принадлежало 14 600, вместе с лесными угодьями, десятин земли).

Далее, в ходе губернской реформы Екатерины II, в 1764 году, село Спас на Холму перестало быть вотчиной Николаевского Антониева монастыря. В 1776 году был издан Указ № 14420 о переименовании сел Весьегонска и Спас на Холму городами и о присоединении их к Тверскому Наместничеству. Указ гласил: «Пользы ради и для вящей выгоды жителям учрежденного Тверского Наместничества… разделить Бежецкий уезд на две части, оставив часть при городе Бежецке в 28336 и приписав к селу Красный Холм 25139 душ, именуя это село городом…». Таким образом, за бывшим селом Спас на Холму закрепляется новое название – Красный Холм, село преобразовывается в город-центр Краснохолмского уезда Тверского Наместничества, затем Тверской губернии. В 1778 году был утвержден регулярный план нового города, охвативший большую территорию, включавшую древнее село (на северном краю города), Николаевского Антониев монастырь (на южном конце) и три деревни-слободы, располагавшиеся между ними – Глунцовскую, Никольскую и Бортницкую. Таким образом, Николаевский Антониев монастырь, бывший в свое время солидным вотчинником, фактически вошел в городскую черту Красного Холма, что в свою очередь способствовало новому перераспределению собственности монастыря. На протяжении последующих десятилетий (конец XVIII – первая половина XIX века) регулярный план был осуществлен лишь частично. По существу, была реализована только та часть плана, которая касалась северной части города, охватывавшей территорию древнего села Спас на Холму и несколько кварталов к югу от него, в основном на правом берегу Неледины. И хотя в 1781 году был утвержден герб г. Красный Холм, уже в 1796 г. Краснохолмский уезд был упразднен, а его территория была поделена и включена в состав Бежецкого и Весьегонского уездов Тверской губернии. Город Красный Холм становится заштатным. В 1836 году Николаевский Антониев монастырь был переведен в III класс штатных монастырей: монастырь состоял в епархиальном управлении, надзор за ним осуществлял благочинный над монастырями, управлял таким монастырем игумен.

Несмотря на довольно напряженную хозяйственно-экономическую жизнь, в XVIII – XIX веках Николаевский Антониев монастырь играл роль духовного и просветительского центра округи. В 1783 году в монастыре была отрыта церковно-приходская школа, а в период с 1809 по 1834 годы действовало духовное училище. К XIX веку монастырская библиотека насчитывала более чем 300 печатных книг и 2 рукописные, имела богатый старинный рукописный архив за XVI, XVII, XVIII века.

Вторая половина XIX века стала временем, положившим начало изучению истории этой древней обители Тверской епархии. Историография Николаевского Антониева монастыря - тема отдельного разговора. Отметим только, что есть все основания полагать, что историко-научный интерес к истории обители возник в стенах самого монастыря и был инициирован при игумене Анатолии (Смирнове), написавшем на основе разобранных им древних монастырских источников "Историческое описание Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря Весьегонского уезда Тверской губернии" (Тверь, 1883), хотя интерес к древним монастырским источникам возникал и ранее.

XX век – мученический период для всей Русской Православной церкви, стал он таковым и для Антоньева монастыря. В 1917 году монастырь был закрыт. Уже во второй половине 20-х годов обитель окончательно прекратила свое существование, монастырь начал подвергаться разорению (церковные ценности были вывезены, коллекции разрознены, уцелело очень немногое) и разрушению. Разместившийся в монастыре «Жилкомхоз» имел скотный двор, курятник, кроликовую ферму. В 30-е годы практически полностью была разобрана сооруженная в XVII-XVIII вв. каменная ограда, исчезли некоторые крупные сооружения, например, колокольня и церковь Иоанна Предтечи. Тогда же началась и разборка главного храма монастыря и уникального памятника русского зодчества – Никольского собора. В 1931 году это предприятие было ненадолго приостановлено: полуразрушенный памятник был обмерен техником Маргуновой. Однако этим интерес новой власти к памятнику древней архитектуры и ограничился. По воспоминаниям местных жителей (данные собраны в ходе этнографической практики студентов исторического факультета СПбГУ под руководством к.и.н. С.В. Алексеевой), уже в 30-е годы на территории обители появились МТС (РТП), дом культуры (клуб), общежитие для рабочих. Позднее рабочих сменили представители "горьковского дна", которые продолжали разбирать монастырские строения, обустраивая свой личный быт. В результате уже к 40-м годам весь архитектурный комплекс был разгромлен и исковеркан до неузнаваемости. По замечанию местных жителей, определенный ущерб нанесло монастырю и строительство транспортной магистрали: дорога прошла по части монастырской территории.

В конце 40-х годов московский архитектурный институт проявил интерес к полуразрушенному Никольскому собору Антониева монастыря. В 1947 году студенты и аспиранты МАРХИ с научной целью посетили Николаевский Антониев монастырь и сделали подробные обмеры (планы, фасады и разрезы) уже частично разрушенного Никольского собора. В 1948 году старший инспектор по охране памятников Н.А. Барулин, обследовал остатки монастырского комплекса и составил план, на котором были показаны уцелевшие, полуразрушенные и полностью исчезнувшие постройки монастыря. Научные изыскания конца 40-х годов привели к тому, что в начале 50-х годов на Никольском соборе попытались провести элементарные консервационные работы, которые должны били привести к приостановлению дальнейшего разрушения Никольского собора, но они не увенчались успехом.

Даже 60 - 70 годы ХХ века – время возрождения интереса к отечественной культуре и ее памятникам – не принесли ощутимых положительных изменений в судьбе обители.

В июне 1960 года монастырский комплекс был обследован экспедицией Государственного Русского музея в составе научного сотрудника И.Я. Богуславской и художника-реставратора Н.А. Шапошниковой. И.Я. Богуславская подготовила отчет о проделанной работе, куда вошло описание архитектуры Никольского собора и его живописного убранства.

По постановлению Совета Министров РСФСР от 30 августа 1960 г. № 1327 (Приложение № I) монастырский комплекс как архитектурный объект был взят под охрану государства. Однако в означенном документе границы охранной зоны памятника не были установлены. Это позволило часть зданий бывшего монастыря по-прежнему частично использовать под жилье, другая же часть зданий никак не использовалась и находилась в заброшенном состоянии. Местные жители разбирали монастырские строения на кирпичи.

В 1967 году комиссией Методсовета и московским архитектором ЦНРМ Б.Л. Альтшуллером Никольский собор был обследован вновь. В результате конец 60-х годов ознаменовался первыми консервационными работами на Никольском соборе. В 1969 году Е.Н. Подъяпольская составила первый паспорт на памятник.

В начале 1970-х годов встает вопрос "...о сохранении фрескового убранства храма Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря", пропись которого видна на оставшихся стенах собора и сегодня. В 1971 году реставратор 1-й категории ВЦНИЛКРа Г.В. Жаренков и старший научный сотрудник Калининской областной картинной галереи В.Ф. Гершфельд провели исследования настенной живописи Никольского собора. В результате исследований был предложен комплекс мер по спасению фресковой живописи, но реальных практических шагов сделано не было.

Охрана монастырского комплекса как исторического архитектурного объекта вновь была подтверждена Постановлением Совета Министров РСФСР от 4 декабря 1974 г. за № 624 – «О дополнении и частичном изменении постановления Совета Министров РСФСР от 30 августа 1960 г. № 1327 «О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР»» (Приложение I). Но и это постановление никак не изменило судьбу монастырских построек.

Паспорт на монастырский комплекс как на памятник архитектуры, составленный в апреле 1980 года архитектором ВПНРК Смирновым Г.К., еще раз подтвердил, что на территории Калининской области находится уникальный памятник архитектуры конца XV века и уникальный монастырский комплекс XV - XVIII веков. В Паспорте под единственной системой охраны упоминается только документ 1960 года. Паспорт состоит из 8 частей. Паспорт № 1523 и далее /1, /2, и т.д. до /8. Наличие восьми частей в документе обусловлено тем, что было выявлено 8 объектов охраны – сам комплекс и уцелевшие его постройки. Интересно, что монастырь в Паспорте фигурирует, прежде всего, как памятник архитектуры, в других графах – пропуск.

В 90-е гг. о Николаевском Антониевом монастыре вновь заговорили на конференциях, благодаря уникальности его Никольского собора, памятника архитектуры XV века, появились публикации на страницах научных периодических изданий.

В июле и сентябре 1991 года было проведено археологическое исследование Никольского собора Антониева монастыря. Тогда же вышла в свет статья В.П. Выголова "Никольский собор Антониева Краснохолмского монастыря (последняя четверть XV в.)", благодаря которой Никольский собор был окончательно введен в историю отечественной архитектуры как уникальный памятник зодчества. Археологические раскопки 1991 и 1995-96 годов, проведенные экспедицией кан. иск. Вал. А. Булкина (СПбГУ) и кан. иск. А. М. Салимова (ТФ ГАСК), подтвердили выводы В.П. Выголова и окончательно утвердили, что архитектурный комплекс Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря - уникальный памятник архитектуры и русского культурного наследия.

Может быть, именно этот шедевр архитектуры и первый храм монастыря станет тем флагманом, который наконец-то выведет старинный монастырь из безвестности и запустения последних лет, ведь над множеством проблем русской жизни и испытаний для ее духовности и культуры всегда пророчески звучат слова М. Ф. Достоевского: «Красота спасет мир».

Статья составлена к.и.н. Алексеевой С. В., Тарасовой Н. П. на основании нижеследующей литературы.

Литература:

  1. Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря, Весьегонскаго уезда Тверской губернии. Тверь, 1883.
  2. Беляков В. С. Село Спас на Холму и его окрестности // Край Краснохолмский. Исследования краеведов / Сборник статей. Тверь, 2009. С. 7.
  3. Беляков В. С. Уездный город Красный Холм // Край Краснохолмский. Исследования краеведов / Сборник статей. Тверь, 2009. С. 7.
  4. Выголов В. П. Никольский собор Антониева Краснохолмского монастыря (последняя четверть XV в.) // Памятники русской архитектуры и монументального искусства: пространство и пластика. М., 1991. С. 24 – 25.
  5. Города Тверской области: Историко-архитектурные очерки (XI – начало XX века). СПб., 2000. Вып. 1. С. 219.
  6. Жизневский А. К. Древний архив Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря. М., 1879.
  7. Зырянов П.Н. Русские монастыри и монашество в XIX – начале ХХ века // Монашество и монастыри в России. XI-XX века: Исторические очерки / Отв. ред. Н.В. Синицына. М., 2002. С. 302 – 303.
  8. Колычева Е.И. Православные монастыри второй половины XV-XVI века // Монашество и монастыри в России. XI- XX века: Исторические очерки / Отв. ред. Н.В. Синицына. М., 2002. С. 81 – 82, 84, 92, 104.
  9. Румянцева В.С. Монастыри и монашество в XVII веке // Монашество и монастыри в России. XI-XX века: Исторические очерки / Отв. ред. Н.В. Синицына. М., 2002. С. 165, 171, 173.
  10. Булкин В.А., Салимов А.М. Никольский собор Антониева Краснохолмского монастыря. Материалы исследований. М., 2001.
  11. Козлова Н.Р. Краснохолмский Николаевский Антониев монастырь (1461): 550 лет со времени первого упоминания в летописи // Тверские памятные даты на 2011 год. Ежегодный информационный справочник энциклопедического типа. Интернет-версия статьи: здесь

 

2009 - 2014

Hosted by uCoz