Главная     Контакты     Карта сайта     О сайте  

ИСТОРИЯ

Хронология

Краткая история обители

Изучение истории монастыря

План-схема монастыря

Монастырский комплекс

связи с Петербургом

Монастырь сегодня

Календарь
памятных дат

ПЕРСОНАЛИИ

Прп. Антоний Краснохолмский

Игумены монастыря

патриарх Иоасаф II

игумен Анатолий (Смирнов)


кн. Андрей Угличский

инокиня Марфа (Романова)

А.К. Жизневский

архиеп. Димитрий (Самбикин)

В.З. Исаков

ИСТОЧНИКИ

Монастырские летописцы

Летописец

Перевод Летописца

Синодик

ЛИТЕРАТУРА

Список научных работ

Тверской патерик

Библиотека

ФОТО И ВИДЕО

Фотогалерея

Видиофильм

Аналогии

КОНТЕКСТ

Бежецкий Верх

Красный Холм
в XVIII в.

Новости сайта

Наши баннеры

Ссылки

 

Тарасова Наталья

Организация архитектурно-пространственной композиции русских средневековых монастырей никогда не носила случайного характера. Наши предки придавали довольно большое значение тому, где и как возводить любые архитектурные объекты. Пространство было наполнено особым, сакральным, смыслом, в нем не могло быть случайных архитектурных воплощений, и формирование монастырского комплекса было подчинено определенному канону.

Канон начал складываться в V - VI вв., когда за сакрально- композиционную основу общежительных монастырей (киновий) был взят «четвероугольник» Небесного Града Иерусалима, описанного в «Откровении святого Иоанна Богослова» (Откр., 21). Представление о монастыре как образе Царствия Небесного явленного на земле способствовало дальнейшему распространению и закреплению четырехугольника как архитектурно-пространственной основы православных обителей. Идеал четырехугольного пространства, обнесенного стеной с воротами на все стороны света, в центре которого устроен храм – жилище Бога, был перенесен и на христианизируемую Русь. Лишь в XVI-XVII вв. организация монастырского пространства на Руси приобретает усложненную пятиугольную (ромбическую) или же «резную» конфигурацию, что зачастую обуславливалось рельефом местности при строительстве каменных стен.

Другой принцип, легший в основу архитектурно-композиционной планировки монашеских обителей – теоцентричность, особенно характерный для периода средневековья. В центре мироздания – Бог (Творец), в центре монастыря – храм (Божественная Литургия). Вокруг центра иерархически группируются различные сферы жизни. В монастыре последовательность сфер была примерно следующей: собор - трапезный храм – кельи, отдельно хозяйственные постройки и службы как внутри монастырских стен, так и снаружи, в зависимости от их значимости. Поэтому средневековый монастырский комплекс в архитектурно-пространственном отношении представлял собой сложный организм, основные части которого были связаны друг с другом идейно-символически, функционально и композиционно. Универсальность средневековой модели мироздания повлияла на то, что концентричность построения монастырских ансамблей длительное время строго соблюдалась. Благодаря этому пространственная организация древнерусских монастырей отличалась единообразием и общностью основных принципов, по крайней мере с XIV по XVII век, хотя реальная жизнь привносила некоторые изменения, создавая неподражаемый архитектурный образ каждого отдельного монастыря. Рассмотрим общие принципы этой модели.

Место для будущего монастыря выбиралось постепенно и тщательно. Монахи-основатели нередко долго ходили по весям и лесам, пока, наконец, не обретали то заветное место, где сердце их успокаивалось, а душа возносилась горе. Если выбор места не был предопределен изначально в сонном видении или «гласом Божиим», то богоизбранность места определялась сопровождавшимися чудесными предзнаменованиями. Определившись с местом молитвенного уединенного подвига, монах ставил деревянную келью и срубал часовню. Когда вокруг подвижника собирались близкие по духу единомышленники, принималось решение о строительстве церкви. Первые строения монастыря били деревянными – и кельи, и часовня, и церковь, и ограда. И только со временем, когда количество монастырской братии увеличивалось, разрешались формальности, связанные с вопросами собственности на землю, от правящего архиерея получалось благословение на устроение монастыря. В новообразованной обители, если позволяли средства, приступали к строительству главного собора из камня. Нередко в обителях довольно долгое время каменными били лишь главные соборы монастыря, а остальные сооружения монастырского комплекса оставались деревянными.

Территория внутри монастырской ограды, считалась священной и предназначалась только для «ангельского чина» - монашествующих. Входили в монастырь через главные – Святые или Красные врата, ориентированные на главный монастырский собор. Как правило, над ними располагалась надвратная церковь или часовня. Прежде чем войти, обязательно останавливались и молились на иконы, установленные над ними. Часто Святые врата расписывали фресками, размышляя над содержанием которых, человек должен был проникнуться пониманием того, куда и зачем он идет. Таким образом, уже у монастырских стен, приходящий должен был вспомнить о Небесном Иерусалиме, месте своего будущего обитания. Здесь же, за пределами монастырских стен, располагались гостиница для паломников, гостиный двор (предназначался для гостей, приезжавших на монастырские ярмарки), «двор служен» (для слуг и работников монастыря), некоторые виды хозяйственных (внешних) служб, которые осуществлялись монастырскими работниками (шваленный, житный, санный и скотные дворы, мельницы (мельничный комплекс) и прочие внешние службы). Таким образом, монастырская стена изначально воспринималась и понималась как ограждение обители от грешного, земного мира, и лишь жизненные реалии (неблагожелательность населения, войны) сужали этот смыл до оградительно-защитных функций.

В большинстве монастырских ансамблей почетное центральное место занимал главный (холодный) собор, посвящение которого давало имя всей обители. Его главенство подчеркивалось особо торжественной архитектурой, размерами, формой завершения, размерами, количеством и качеством (позолоченные) крестов. К нему непосредственно примыкала площадь, вокруг которой по функциональному признаку группировались основные сооружения монастыря, образовывая четкую иерархическую систему. Так рядом с главным храмом всегда находилась теплая церковь и трапезная (единый комплекс), поскольку монастырская трапеза понимается как часть и продолжение богослужения. Трапезные постройки представляли собой отдельный комплекс и состояли из самой трапезной палаты, поварни, хлебни, пекарни, ледников, сушила, погреба, амбаров. Монастырские трапезные постройки могли состоять как из одного многоэтажного, так и из отдельных одноэтажных и двухэтажных корпусов, которые являлись функциональной частью всего трапезного комплекса.

К западу от главного собора ставили колокольню или звонницу. Монашеские кельи строили полукругом с восточной стороны от храмов, так чтобы монах в оконце своей кельи мог видеть храм и его святой алтарь. Лишь к XVII в. братские кельи начали располагаться по периметру монастырской ограды.

В монастыре имелась так называемая казенная палата, которая предназначалась для хранения казны, икон, риз, жалованных грамот, приходно-расходных книг и «рухляди» (одежды, посуды и проч.). Однако в монастырях здесь нередко хранили хлеб и крупу, которые ценились на вес золота. Книжная палатка использовалась для хранения монастырских книг.

Башни монастырских стен тоже не пустовали: в них располагались различные службы, например, свиточная, оружейная, кузнечная, мережная, сторожевая.

Традиционно в монастырях устраивали больницы, в которых проживали больные и немощные старцы. При больнице выстраивалась церковь. Однако в крупных монастырях больничный корпус мог стать отдельным комплексом со своим храмом, трапезной и погребами.

Еще одной неотъемлемой частью любого монастырского комплекса является монашеское кладбище – последнее земное пристанище. Обычно братское кладбище (некрополь) располагалось непосредственно в пределах монастырских стен, но могло возникнуть и в специально отведенном для этого месте. Игуменов монастыря хоронили особо. Захоронение на монастырском кладбище считалось более почетным, поскольку соблюдение христианского погребального обряда в монастырях был существенно выше, чем на сельских кладбищах. Потому иногда в монастырском некрополе можно встретить и мирские захоронения…

Мы попытались в общих чертах описать общие принципы формирования монастырского комплекса русского средневекового монастыря. Это описание поможет нам хотя бы частично представить, как формировался и что собой представлял монастырский комплекс Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря. К сожалению, соответствующие исторические сведения весьма скудны и разрозненны; необходима длительная источниковедческая работа, которая позволила бы нам восстановить архитектурно-пространственную историю Антониевой обители. И все же сегодня мы можем выделить значимые этапы формирования комплекса Николаевского Антониева монастыря.

 

Монастырский комплекс XV века (1461 - 1493 гг.)

  1. Деревянная келья и часовня (60-е гг. XV в.).
  2. Деревянная Никольская церковь и деревянная ограда (60-80-е гг. XV в.).
  3. Устроение насыпи и начало строительства каменного Никольского собора (1481 г.).
  4. Трапезная церковь св. влкмч. Димитрия Солунского (1494 г.).
  5. Братские захоронения вокруг Никольской церкви.

 

Монастырский комплекс XVI - начала XVII веков

  1. Каменный Никольский собор (1481; возможно в монастырской ограде еще сохранялась первая деревянная церковь).
  2. Строительство трапезной церкви в честь Покрова Богородицы (1590 - 1594 гг.).
  3. Деревянная монастырская ограда.
  4. Святые или Красные врата с восточной стороны ограды.
  5. Деревянная надвратная церковь св. мч. Никиты с приделом прп. Макария Египетского над Красными вратами; перестроена и переосвящена, вероятно, в 90-е гг. XVI в. - надвратная шатровая церковь с тремя приделами: в честь Вознесения Господня, св.влкмч. Димитрия Солунского, свв. благ. кнн. Бориса и Глеба.
  6. Деревянная колокольня (с 8-ю колоколами и часами).
  7. Игуменские келейные покои.
  8. Братские кельи (20) с больницей.
  9. Служебные и хозяйственные постройки (келарская, погребная, хлебная и др.).
  10. Конюшня и мельница (за монастырской оградой).
  11. Братские захоронения в пределах Никольского собора (?).

 

Монастырский комплекс середины XVII - начала XVIII века

  1. Каменный Никольский собор (1481 г.; расписан фресками в 1683 г.) с пристройкой - церковь во имя Всех Святых (1690 г.).
  2. Каменная Покровская трапезная церковь (1590 - 1594 гг.).
  3. Надвратная трехшатровая деревянная церковь с тремя приделами - в честь Вознесения Господня, влкмч. Димитрия Солунского, прп. Алексия человека Божия (1650 г.). В 1675 г. возобновлена и переосвящена в те же наименования. В 1690-м году разобрана, перенесена на остров близ монастыря, а на ее месте возведена каменная в честь Вознесения Господня.
  4. Каменная колокольня (1667/8 г.).
  5. С 1685 года в монастыре началось активное каменное строительство.

  6. Сооружение каменных казенных палат (верхний этаж) и больничных палат с церковью в честь Благовещения Пресвятой Богородицы (нижний этаж).
  7. В линии южной стены монастырской ограды построена двухэтажная братская поварня (впоследствии Иверский корпус) - 90-е гг. XVII в.
  8. В линии восточной стены монастырской ограды построено два корпуса - Макарьевские кельи (к северу) и кельи над проездными воротами (к югу). 90-е гг. XVII в.
  9. Строительство каменной ограды.
  10. Строительство башен каменной ограды. 1697 г. - строительство северо-восточной и юго-восточной башен.
  11. Формирование монастырского Некрополя (XVII - XVIII вв.)
  12. Формирование церковного (деревянного) комплекса на острове близ монастыря: церковь прпп. Зосимы и Савватия Соловецких, церковь в честь Рождества Иоанна Предтечи (впоследствии в честь Усекновения главы Иоанна Предтечи), колокольня.
  13. Монастырская мельница (вероятно, за пределами монастыря).

 

Монастырский комплекс середины XVIII - начала XIX века

  1. Никольский собор (1481 г.) и церковь Всех Святых (1690 г.).
  2. Покровская трапезная церковь с приделом Благовещения Пресвятой Богородицы (с 1798 до 1834 г.).
  3. Церковь Вознесения Господня над святыми (восточными) вратами (1690-е гг.).
  4. Каменная церковь Иоанна Предтечи над западными вратами (1764 г.).
  5. Строительство каменных настоятельских келий (1748 г.) в линии западной ограды.
  6. Братские кельи над проездными воротами (90-е гг. XVII в.).
  7. Макарьевские кельи (с 90-х гг. XVII в. до 1822 г.).
  8. Иверский корпус (с 90-х гг. XVII в. до 1859 г.).
  9. Казенные кельи и больничные кельи с больничной Благовещенской церковью.
  10. Расширение территории монастыря в южном направлении.

  11. Строительство новой каменной монастырской ограды (1754 г.), расширение стен.
  12. Строительство еще четырех башен в монастырской ограде (всего 6).
  13. Каменные служебные помещения (сторожевая и столярная по западной стене ограды, поварня по северной стене ограды).
  14. Гостиный двор за пределами монастыря.

 

Монастырский комплекс XIX - начала XX веков

В этот период никаких значительных строительных работ не проводилось. Практически все работы сводились к ремонту и перестройке имеющихся помещений. Отметим те изменения, которые произошли в архитектурном облике монастырского комплекса.

  • 1813 г. - частичное обрушение монастырской ограды, в 1835 - 1836 гг. переложена и сделана ниже.
  • 1822 г. - упразднение Макарьевских келий, столярной и сторожевой.
  • 1834 г. - значительная перестройка Покровской трапезной церкви с устройством Благовещенского придела. Тогда же была упразднена больничная Благовещенская церковь, а казенно-больничный корпус перестроен. Был образован двухэтажный братский корпус, соединенный с северо-восточной башней.
  • в 30-е гг. XIX в. перестроен настоятельский корпус.
  • 1850 г. - значительный пожар в монастыре.
  • 1852 г. - восстановление Покровской трапезной церкви с устроением Воздвиженского придела.
  • 1859 г. - упразднение Иверского корпуса.

К началу ХХ века на территории монастырского комплекса находились:

  1. Никольский собор с церковью Всех Святых;
  2. Покровская трапезная церковь с Воздвиженским приделом;
  3. настоятельские кельи - братские кельи - северо-восточная башня;
  4. малый братский корпус над проездными воротами;
  5. надвратная каменная церковь Иоанна Предтечи;
  6. часовня и кузница в башнях;
  7. колокольня;
  8. некрополь;
  9. сад;
  10. каменная ограда;
  11. мельница - за пределами монастыря.

Однако оговоримся, что монастырский комплекс начала XX века нам точно неизвестен. Необходимо дальнейшее изучение этого вопроса.

 

Иллюстрации

  1. Илл. 1. Монастырь прп. Антония Сийского на р. Емце. Миниатюра из рукописи 1648 г. работы игумена Феодосия // Православные монастыри: Путешествие по святым местам: Свято-Троицкий Антониево-Сийский монастырь. № 54. С.15.
  2. Илл. 2. Тихвинский монастырь. План монастыря / Красовский М.В. Курс истории Русской архитектуры. Ч.1. Деревянное зодчество. Петроград, 1916. Переизд.: СПб., 2005. С.111.
  3. Илл. 3. Преп. Корнилий Комельский устраивает монастырь. Миниатюра нач. XVIII в. ГИМ / Романенко Е.В. Повседневная жизнь русского средневекового монастыря. М., 2002. (Цветная вкладка с иллюстрациями).
  4. Илл. 4. Преп. Александр Ошевенский и его монастырь. Икона. Конец XVII в. Каргополь / Романенко Е.В. Повседневная жизнь русского средневекового монастыря. М., 2002. (Цветная вкладка с иллюстрациями).
  5. Илл. 5. Свято-Троицкий Александро-Свирский монастырь. Фото к. XIX - н. XX вв. Фото Н. Тарасовой, 2006 г., сделанное в Александро-Свирском монастыре.

 

Использованные публикации:

  1. Анатолий (Смирнов) игумен. Историческое описание Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря Весьегонского уезда Тверской губернии Тверь, 1883.
  2. Смирнов Г. К. Паспорт на объекты Николаевского Антониева монастыря. Март-апрель, 1980.
  3. Романенко Е. В. Повседневная жизнь русского средневекового монастыря. М., 2002. С. 70 - 85.
  4. Колычева Е. И. Православные монастыри второй половины XV-XVI века // Монашество и монастыри в России. XI-XX века: Исторические очерки / Отв. ред. Н.В. Синицына. М., 2002. С. 95 - 99.
  5. Бусева-Давыдова И. Л. Некоторые особенности пространственной организации древнерусских монастырей // Архитектурное наследство. М., 1986. Т.34.; Она же. Толкования на литургию и представления о символике храма в Древней Руси // Восточнохристианский храм: Литургия и искусство. Спб., 19994. С. 197 - 203; Она же. Символика архитектуры по древнерусским письменным источникам XI-XVII вв. // Герменевтика древнерусской литературы. Сб. 2. М., 1989. С. 285 - 287.
  6. Гаряев Р. М. К вопросу об ориентации русских церквей // Краткие сообщения Института археологи. Вып. 55. М., 1978. С. 40 - 43.
  7. Мильчик М. И., Варакин Е. П. Иконография Антониево-Дымского монастыря и его графическая реконструкция // Народное зодчество. Петрозаводск, 1992. С. 141 - 155.
  8. Майничева А.Ю. Деревянные церкви Сибири XVII века: формы: символы, образы. Новосибирск, 1999.

 

 

2009 - 2014

 

Hosted by uCoz