Главная     Контакты     Карта сайта     О сайте  

ИСТОРИЯ

Хронология

Краткая история обители

Изучение истории монастыря

План-схема монастыря

Монастырский комплекс

связи с Петербургом

Монастырь сегодня

Календарь
памятных дат

ПЕРСОНАЛИИ

Прп. Антоний Краснохолмский

Игумены монастыря

патриарх Иоасаф II

игумен Анатолий (Смирнов)


кн. Андрей Угличский

инокиня Марфа (Романова)

А.К. Жизневский

архиеп. Димитрий (Самбикин)

В.З. Исаков

ИСТОЧНИКИ

Монастырские летописцы

Летописец

Перевод Летописца

Синодик

ЛИТЕРАТУРА

Список научных работ

Тверской патерик

Библиотека

ФОТО И ВИДЕО

Фотогалерея

Видиофильм

Аналогии

КОНТЕКСТ

Бежецкий Верх

Красный Холм
в XVIII в.

Новости сайта

Наши баннеры

Ссылки

 

Тарасова Наталья

Мы не ставим перед собой цель подробно рассказать о Бежецком Введенском монастыре, освятить спорные вопросы, связанные с легендарным происхождением монастыря, доказать или опровергнуть историчность его основателя. Мы обращаемся к истории Введенской мужской обители потому, что хотим обратить внимание на интересные аналогии, исторические параллели и духовно-исторические связи между двумя первыми монастырями Бежецкого края.

Первое на что мы обращаем внимание, что первоначальная история обоих монастырей связана с местными бежецкими в чем-то даже легендарными устными преданиями, о которых сегодня даже трудно сказать являются ли они монастырскими.

Так согласно преданию о Введенском монастыре, основателем его был бежечанин преп. Нектарий (впоследствии – Бежецкий), который являлся пострижеником Троице-Сергиевой Лавры, имевшей в XV веке обширные вотчины в Бежецком Верхе. Он мог оказаться в числе тех иноков, которые вместе с преп. Кириллом ушли на иноческий подвиг в Белозерье. А в конце 50-х - 60-е годы XV века, по благословению преп. Кирилла Белозерского, преп. Нектарий вернулся в родные места и обосновался в дремучих лесах Бежецкого Верха, построив себе келью в местности Дубенята близ Городецко (с 1766 года – Бежецк). Подвиги и духовная мудрость привлекли к преп. Нектарию учеников, которые образовали монастырь, выбрав игуменом преп. Нектария, окончившего свой земной путь в 90 годы XV века. Каких-либо исторически достоверных сведений о происхождении и духовном пути преп. Нектария Бежецкого до наших дней не сохранилось, что ставит под сомнение существование как самого преподобного, так и основание им Городецкого (Бежецкого) Введенского мужского монастыря. Напомним, что мы не ставим перед собой цель ответить на эти вопросы, но всего лишь проводим исторические параллели.

Итак, аналогичное предание мы встречаем и в Летописце «о зачатии Бежицкого верху Николаевского Антониева монастыря», абсолютная достоверность которого также вызывает сомнение у исследователей, во всяком случае, многие факты указывают на его позднее происхождение (XVII век). В Летописце говорится, что «…лета отъ сотворения мира 6969 (1461) году иде некто изъ страны, нарицаемыя человеческими глаголы Белозерския, священноинокъ пустынножитель старецъ, нарицаемый именемъ Антоний, и прииде въ пределы града, нарицаемаго Городецкаго…».

Несомненно, интересен тот факт, что практически одновременно, согласно преданию о преп. Нектарии и Летописцу Николаевского Антониева монастыря, преподобные Нектарий и Антоний уходят из Кирилло- Белозерского монастыря, оказываются в пределах Городецко и основывают два мужских монастыря – один вблизи Городецко (преп. Нектарий), другой в нескольких километрах от него (преп. Антоний – близ современного города Красный Холм).

«Летописец о зачатии Бежицкого верху Николаевского Антониева монастыря» не сообщает нам о том, был ли преп. Антоний родом из этих мест, шел он один или вместе с преп. Нектарием, имел ли он отношение к Троице-Сергиеву монастырю или был насельником именно Белозерского монастыря. Но если допустить достоверность предания о благословении преп. Кирилла Белозерского на освоение монахами своего монастыря (речь, конечно, и о Нектарии и об Антонии) земель Бежецкого Верха, то мы имеем дело с последней волной монастырской колонизации, духовные нити которой ведут к преп. Сергию Радонежскому и Троице-Сергиеву монастырю (предполагаемое пострижение преп. Нектария в Троице-Сергиевом монастыре; возможное пребывание обоих монахов в Кирилло-Белозерском монастыре, т.е. в числе тех, кто был близок к преп. Кириллу – ученику преп. Сергия Радонежского). К сожалению, весьма затруднительно сказать имеют ли эти предания под собой реальную историческую основу (на сегодняшний день не выявлено соответствующих письменных источников в отношении ни одного из монастырей), но само наличие таких преданий вполне может быть связано с реальными историческими особенностями монастырской колонизации на этих землях в XV – начале XVI веков.

Как мы видим, об основателях первых монастырей в Бежецком Верхе практически ничего неизвестно, мы не имеем достоверных документальных свидетельств их жизни и духовного подвига. Не сохранилось достоверных свидетельств их почитания, канонических служб, молитв, дней памяти. Неизвестно достоверно даже то, почивали ли они когда-либо в мощах, в основанных ими монастырях. Предания в обоих случаях сообщают нам, что преподобные Нектарий и Антоний почили в 90-х годах XV века и были погребены в монастырской ограде, а мощи их находятся под спудом главных монастырских соборов (соответственного – Введенского и Никольского). И в обоих случаях предание связывает сокрытие мощей с последующей утратой их местонахождения с польско-литовским разорением земель Бежецкого Верха в начале XVII века. Также не сохранилось ни древних иконографических, ни словесных описаний обликов зачинателей монашеской жизни в крае. Иконописный образ преп. Нектария, вероятно впервые, был написан бежецким художником А.Яковлевым в 1895 году. Иконописные образы преп. Антония, из известных нам, также относятся к XIX веку. Эти до крайности близкие аналогии сближают двух местночтимых святых.

Итак, предания сообщают нам, что Введенский и Николаевский Антониев монастыри возникли в Бежецком Верхе на незначительном расстоянии друг от друга практически одновременно благодаря духовным подвигам монахов из Кирилло-Белозерского монастыря.

Первоначально оба монастыря были деревянными (характерно для монашеской традиции основания монастырей). В Введенском монастыре были устроены две деревянные церкви, одна - во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы, другая - во имя преподобного Сергия Радонежского (в разное время по разным причинам обе перестраивались несколько раз). Николаевский Антониев монастырь имел сначала деревянную Никольскую часовню, затем деревянную церковь во имя святителя Николая Чудотворца. Но если в Введенском монастыре каменное строительство впервые началось в 80-е годы XVII века, то в Николаевском Антониевом монастыре первые каменные храмы появляются уже в конце XV века. Так известно, что каменные Введенская церковь и колокольня сооружались ярославскими мастерами в 1680-1682 годах на средства боярина С.И.Заборовского, а после его смерти – думного дворянина С.М.Заборовского, жена которого на помин его души пожертвовала в монастырь 31-пудовый колокол. Новая Введенская церковь стала первой каменной постройкой города Бежецка. Образа для иконостаса новой Введенской церкви писал знаменитый московский иконописец Симон Ушаков. Наличие в Николаевском Антониевом монастыре уже в XV-XVI вв. двух каменных строений (главного Никольского храма с пределом и церкви св. влкм. Димитрия Солунского с трапезной), богато украшенных икон, разнообразной богослужебной утвари, богатых священнических облачений и богослужебных книг (имелось 11 напрестольных Евангелий, часть которых была украшена золотом, серебром и бархатом), значительных земельных наделов и различных монастырских служб (среди которых мельничные и «солодяничные») ставят его в один ряд с крупнейшими обителями того времени. Никольский собор был расписан в 1683 году "иждивением стольника Якова Васильевича Нелединского". И тогда же в XVII веке происходит значительное расширение монастырского комплекса, появляются новые сооружения, а с 1685 года в монастыре ведется активное каменное строительство.

Очевидно, что изначально экономически монастыри были неравнозначны. Николаевский Антониев монастырь был богаче, значительнее и крупнее Введенского монастыря. XVI – XVII вв. – это время развития, если не расцвета, Николаевского Антониева монастыря. В обитель вносят пожертвования как местные землевладельцы, так и представители именитых боярских родов (среди вкладчиков монастыря были кн. Андрей Большой Угличский, бояре Нелединские, архим. Новгородского Юрьева монастыря Варфоломей, Бутурлины, Шереметевы, Годуновы). За счет передачи в собственность монастыря сел и деревень растет его вотчина, усиливается его экономическое благосостояние и влияние в крае. В свою очередь Введенский мужской монастырь не обладал какими-либо значительными земельными наделами. В 1588 году царь Федор Иоаннович пожаловал обители вотчину по реке Мологе «деревню Узуново схристиане, и с предлежащими к оной землями и входящими угодиями рыбными ловли». Несколько позднее царственная старица инокиня Мария Федоровна (Нагая), вдова Иоанна Грозного, пожертвовала монастырю икону святого великомученика Уара в память своего сына царевича Дмитрия Угличского, день рождения которого совпал с днем памяти святого. При строителях Кирилле (около 1660 года) и Геннадии (1670 – 1685 гг.), да и в последующие время значительную помощь монастырю оказывали бояре Заборовские, Орловы и Травины. В 80-е годы XVII века перестраивалась деревянная Сергиевская церковь, которая в 1772 году была разобрана и продана за 95 рублей в село Ивашково Бежецкого уезда. В 1680-е годы стольник государев Н.А.Орлов пожертвовал в монастырь 55-пудовый колокол (перелит в 1821 году). Стольник государев Л.И.Травин в 1685 году пожертвовал напрестольное Евангелие в серебряном окладе. До революции в Твеpском музее хранился безымянный дар Введенскому монастырю - фелонь и епитрахиль XVII века красного бархата, богато украшенные золотым шитьём. Были и другие пожертвования от разных лиц, в том числе и от иноков монастыря. В 1627 году, вероятно ввиду полного разорения от поляков, грамотой царя Михаила Федоровича Введенский монастырь был приписан к государеву двору, что, вероятно, и поддерживало хозяйственно-экономическую жизнь монастыря.

Трудно сказать, как сложилась бы дальнейшая судьба обоих монастырей, если бы не разрушительные последствия событий Смутного времени, которые снова сблизили их историческую судьбу. В начале XVII века и Введенский и Николаевский Антониев монастырь были разрушены. Игумен Введенского монастыря Иосиф с братией укрылись в Городецко, но были вынуждены выплатить полякам денежный выкуп. В 1612 году братия вернулась в поруганный монастырь, возобновила иноческую жизнь и выстроила новую деревянную церковь. Во второй половине XVII века в монастыре случился пожар такой силы, что монастырь практически выгорел. Инокам пришлось вновь строиться. Монастырь был приписан к государеву двору. В 1677 году С.И.Заборовский добился «пожалование на скудость монастырскую от двора государева». И только в 80-х годах XVII века в монастыре началось каменное строительство. Откупиться деньгами от ватаг разбойничьих шаек казаков и поляков пытались и монастырские власти Николаевского Антониева монастыря, но сберечь монастырь и его вотчины от разорения все же не удалось. А в 1611 г. произошла трагедия: монахи были убиты (в старинном синодике записано 26 убиенных монахов), монастырские села и деревни сожжены. Лишь во второй половине XVII столетия начинается постепенное возрождение монастыря и его владений.

Схожей, но не идентичной была история монастырей в XVIII столетии. В XVIII веке Введенский монастырь имел два храма (каменный и деревянный), каменную колокольню, деревянные покои для архимандрита, три здания с кельями для иноков, келарню, хлебенную, скотный двор и другие службы, ограду. Однако Введенский монастырь реформами Петра Великого оказался оторванным от государева двора, лишился казенного содержания, и, не имея значительных земельных наделов, быстро пришел в упадок. В скором времени монастырь утратил и свою самостоятельность: Введенский монастырь дважды был приписан к Николаевскому Антониеву монастырю – с 1722 по 1727 и 1730 - 1744 год. В 1744 году Введенский монастырь снова делается самостоятельным. В 1764 году Введенский мужской монастырь был закрыт, а его храм обращен в городскую приходскую церковь. Последний игумен обители с братиею не были переведены в другие монастыри, а оставлены здесь доживать свой век без права новых постригов и приемов. В 1768 году «для смотрения за монастырем» к обители был приставлен заштатный игумен Даниил, числившийся в братстве Николаевского Антониева монастыря. К тому времени в Введенском монастыре оставались всего два инока: иеромонах и монах. В начале 1770-х годов они умерли. Монастырь прекратил свое существование. Бывшие монашеские кельи были отведены под местные церковные школы. В 1783 году они сгорели. Вместе с ними сгорели скотный двор и монастырские службы. Оставшаяся вокруг пустыря ограда, которой уже нечего было охранять, снесена. На месте бывшего монастыря к началу ХХ века возникла городская площадь. Бывший монастырский культовый ансамбль (каменная колокольня и Введенская церковь) стал центром новообразованного Введенского прихода, т.е. Введенская церковь из монастырской была преобразована в приходскую. К ней была приписана часовня во имя Владимирской (по другим сведениям Казанской) иконы Божией Матери (не сохранилась), стоявшая в древнем селе Щеломень (позднее Шоломино, ныне – поселок завода «Бежецксельмаш») и построенная в память о боярах Заборовских, владельцах этого села и главных благотворителей монастыря. В часовни находилась чудотворная икона Владимирской (Казанской) Божией Матери, принадлежавшая роду Заборовских. Она была перенесена в Введенскую церковь, став одной из ее святынь.

Не менее трагична была судьба и Николаевского Антониева монастыря. Церковная реформа Петра Великого привела к тому, что хозяйственное благосостояние Николаевского Антониева монастыря начало постепенно понижаться. Баланс между доходами, расходами и налогообложением в хозяйственно-экономической жизни Николаевского Антониева монастыря был нарушен настолько, что в 1724 году новгородский архиерейский дом взял его под свою опеку, а фактически приписал его к себе. Только в 1727 году, по прошению сановитых и именитых монастырских вкладчиков (среди которых был сенатор Ю. С. Нелединский-Мелецкий), Николаевского Антониеву монастырю были возвращены и самостоятельность и архимандрития. Но уже реформа Екатерины II (1764 г.) лишила в числе прочих и Николаевский Антониев монастырь былого значения крупнейшего землепользователя, хотя по штатам он и был включен в число монастырей 2 класса. Согласно регулярному плану новообразованного города Красный Холм, составленному в 1778 году, Николаевский Антониев монастырь фактически вошел в городскую черту Красного Холма, что в свою очередь способствовало новому перераспределению собственности монастыря. С упразднением Краснохолмского уезда в 1796 году Николаевский Антониев монастырь территориально был включен в Весьегонский уезд. В 1836 году Николаевский Антониев монастырь был переведен в III класс штатных монастырей: монастырь состоял в епархиальном управлении, надзор за ним осуществлял благочинный над монастырями, управлял таким монастырем игумен. В таком состоянии монастырь просуществовал до 30-х годов ХХ века.

Трагические события ХХ столетия вновь уравнивают судьбу Бежецкого и Краснохолмского монастырей. Введенская монастырская церковь была разрушена в сер. 30-х годов ХХ века. Первоначально новые городские власти устроили здесь общественный туалет. Затем на месте церкви был разбит сквер, в котором установили памятник Ленину (простоял до 2006 года), а недавно был установлен памятный крест. Единственное сохранившееся сооружение Введенского мужского монастыря - колокольня - отремонтировано в 1990-х годах, и является в настоящее время старейшим зданием в Бежецком районе. Николаевская Антониева обитель также прекратила свое существование в 30-е годы ХХ века. Весь архитектурный комплекс был разгромлен и исковеркан до неузнаваемости. Церкви разрушены (от Никольского собора осталось только три стены). Даже 60 - 70 годы ХХ века – время возрождения интереса к отечественной культуре и ее памятникам – не принесли положительных изменений в судьбе обители. Только в 90-е гг. ХХ века о Николаевском Антониевом монастыре, благодаря уникальности его Никольского собора, памятника архитектуры XV в., заговорили на конференциях, появились публикации на страницах научных периодических изданий. Но в отличие от колокольни Введенского монастыря, остатки памятников Николаевского Антониева монастыря продолжают разрушаться. И для Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря судьба Бежецкой Введенской обители в ближайшем будущем может стать реальностью – полное исчезновение.

Спустя десятилетия разрухи духовная связь между двумя монастырями не прервалась. Современный иконописный образ преп. Антония сегодня пребывает в колокольне бывшего Введенского монастыря.

Таковы исторические судьбы и исторические параллели двух древнейших монашеских обителей Бежецкого края.

 

Литература:

  1. Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря, Весьегонскаго уезда Тверской губернии. Тверь, 1883. С. 92 - 93.
  2. Брагин В.И. Так погибали Бежецкие церкви: Книга-покаяние. СПб., 2008. С. 154 - 159.
  3. Жизневский А. К. Древний архив Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря // Древности. М., 1880. Т. 8. С. 66 - 73.
  4. Костыгов С.Ю. Проблема исторической реальности преподобного Нектария Бежецкого // Бежецкий край. (Статья на сайте: Информационный портал города Бежецк).
  5. Постников И.Н., свящ. Преподобный Нектарий Бежецкий. 1910. (Статья на сайте: Святые хранители Тверской земли).
  6. Тверской патерик. Краткие сведения о тверских местно чтимых святых / Сост. архиеп. Димитрий (Самбикин). Казань, 1907. (Репринтное издание Тверь, 1991). С. 55 – 57.

 

 

2009 - 2014

 

Hosted by uCoz